9-й день – Любовь, любовь, любовь…

У Слова «любовь» на древнегреческом было 3 смысла: эрос – связанная с сексом; филос —  связанная с близкими; и агапэ  — связанная с любовью Божьей.

В то время как на древнееврейском слово «любовь» – ахава – лишено каких-либо чувств.

В оригиналах Ветхого Завета слово «любовь» рассматривается как действие, связанное с верой. Оно значит безусловную отдачу жизни любимому человеку навсегда, без права на развод. Трудно? Это трудно, когда любовь вовлекает чувства сердца.

Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею, — вот первая заповедь! Вторая подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя. Марка 12.30-31

Любовь, требуемая в первых двух заповедях Закона Бога, не имеет ничего общего с видом любви, упомянутой в древнегреческой литературе. Оригиналы Нового Завета были написаны на греческом, но выражение рассматриваемой там любви сохраняет дух оригиналов Ветхого Завета, написанных на древнееврейском.

Если бы мы рассматривали любовь, как чувство сердца, как это предлагает древнегреческая литература, то невозможно было бы любить Кого-то Невидимого, потому что сердцу надо видеть, чтобы чувствовать. Есть в этом смысл?

Ахава, требуемая в Законе Бога, ассоциируется с абсолютной уверенностью. То есть, с верой. Как осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом, вера на практике способна привести человека к отдаче Кому-то Невидимому и Неизвестному. Эта жертва превосходит границы чувств сердца, какими бы возвышенными они ни были. Потому что рассматривается разумно.

Авраам верил в Бога. Его веры в Этот Голос было достаточно для того, чтобы быть послушным Ему. Поэтому он считался праведником, или без греха, перед Богом, до такой степени, что даже был назван другом Божьим. Иакова 2.23

Это тот вид любви, которого Творец ожидает от творения.


Сообщить об ошибке